Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

31.07.2014

Сохраню

Оригинал взят у krocodl в Сохраню

ГАМЛЕТИЩЕ

Трагедия В. Шекспира в переводе К. И. Чуковского

Маленькие дети!
Ни за что на свете
Не ходите в Данию
В Данию гулять!
В Дании убийства,
В Дании злодейства,
В Дании трагедии
У каждого семейства!
Будут вас травить,
Призраком пугать,
Не ходите, дети,
В Данию гулять!



Collapse )

* * *

Но папочка с придворными
Уснули вечерком,
А дядя Клавдий к папочке
С бутылочкой бегом.

Вот он медленно к папе подходит,
Яд смертельный в бутылке разводит,
Прямо в ухо, прямо в ухо заливает!
И бегом в свои покои убегает!

Папа в муках умирает,
Грустно музыка играет.
Вот так дяденька,
Добрый дяденька!

Дядя маму вызывает
И к сожительству склоняет!
Вот ведь, дяденька,
Милый дяденька!

В свои руки власть хватает
И на троне восседает!
Вот, блин, дяденька!
Экий дяденька!

Плачет Гамлет по отцу,
Скачут слуги по дворцу:
Слезы по полу текут,
Люди с тряпкою бегут!

А мамаша-то, мамаша!
Позабыла про папашу!
Одного б только милого Клавдия
Целый день целовала да гладила.

Полюбила как коза,
Растопырила глаза!
"Что такое, почему
Гамлет грустный, не пойму!"

* * *

Но случился в Эльсиноре
Шум и гам.
Бродит призрак в Эльсиноре
По ночам!
Храбрых стражников пугает,
На убийство намекает,
Хриплым голосом кричит,
А из уха яд торчит!

Стражник на посту стоял,
Привиденье увидал.
«Куд-куда! Куд-куда!
Ты откуда и куда?!»

Только Гамлет не боится
Мертвеца,
Рядом с призраком садится
У крыльца.
Начинает с ним беседовать
Да про смерть отца выведывать.

Призрак папы говорит:
«БРАТ МОЙ МАТЬ ТВОЮ ЕДРИТ!»

* * *

А на троне, а на троне
Клавдий весело сидит
И народу и народу
Улыбаясь, говорит:

— Проходите-раздевайтесь,
Я вас пиром угощу!
И о бракосочетаньи
С королевой извещу!

Тут-то гости прибегали,
Все бокалы выпивали.
А английские послы
Напилися, как ослы:
Нынче Клавдий с королевой
Поженилися!

* * *

К замку Эльсинору
Ехали актеры.
Тара-ра, тара-ра,
Развлеченье для двора!

Гамлет сразу в гримерку заходит
И коварные речи заводит:
— Покажите-ка, актеры,
Спектакли!
Чтобы Клавдий и Гертруда
Заплакали!
Чтоб убийства они устыдились,
Чтоб сквозь землю они провалились!
Нам не надо Шоу Бернарда,
Коляды и Мольера не надо!
Нам не надо «Трамвая желания»,
Покажите нам кровь и страдания!
Нам не надо ни Отелло, ни Яго,
А сыграйте нам «Убийство Гонзаго».

Вот актеры на сцене играют
И Гонзаго на бис убивают.
А Гамлет помешанный в ложе сидит,
На дядю и маму он зорко глядит.

Смотрит дядя на артистов —
Ай-яй-яй!
Видит, что-то тут нечисто,
Ай-яй-яй!
Кто артистам рассказал,
Рассказал,
Как он брата убивал,
Убивал?!

А пьеса все дальше,
А пьеса все круче,
А в пьесе король
Самозванцем замучен!

Говорит тогда Клавдий Полонию:
«Надо принца отправить в колонию!
Что-то Гамлета сильно заносит,
Может быть, он от армии косит?

Я ведь, если захочу,
Даже денег заплачу!
Надо Гамлета везти,
За границей извести!»

* * *

Но вот, поглядите!..
А, нет, погодите…

* * *

Королева выходила
И сыночку говорила:
«Стыдно Гамлету реветь,
Ты же принц, а не медведь!»

Как он кинется на мать
Как давай ее ругать!
За предательство и похоть,
За измену упрекать:
— Погляди-ка на себя,
Ай-яй-яй!
Что за похоть у тебя,
Отвечай?!

Только вдруг из-за ковра
Донеслося: та-ра-ра!
Гамлет весь насторожился,
За оружие схватился.
Достает он вдруг топор
Из кармана.
Разрубает им ковер
Из Ирана!

Тут какой-то старичок,
Старичок
Вскрикнул, умер и молчок,
На бочок!

Слуги задрожали,
В обморок упали.
Стража от испуга
Скушала друг друга.

Бедный Йорик
Помер от колик.

А Офеля, вся дрожа,
Так и села на пажа!

* * *

Ах, Офелия-душа,
Будто нимфа хороша!
Будто нимфа, будто нимфа,
Будто нимфа хороша!

Нимфа к озеру пошла,
Нимфа смерть свою нашла.

Вот по озеру Офелия плывет,
Вся раздулась, будто старый бегемот!

Ох, нелегкая это работа —
Доставать из воды бегемота!

За Офелией ныряли —
Буль-буль-буль!
Из воды ее достали —
Буль-буль-буль!
Стали в саван ее заворачивать
И ногами вперед поворачивать.
Положили тут Офелию на воз
И галопом, и галопом — на погост!

А на кладбище могильщики поют,
Из могилы старый череп достают.
Ну и череп, вот так череп,
Замечательный!

Гамлет череп тот берет
И такую речь ведет:
— Может быть, уже не быть? —
Говорит.
— Может быть, ещё пожить? —
Говорит.
— Может быть, пойти в кровать?
И в кровати лечь поспать?
И во сне увидеть что-то?
Ох и трудная работа
Принцем быть! —
Говорит.

А Лаэрт, что Офелии брат,
Страшной смерти сестрицы не рад!
Разыгрался, расшалился
И в могилу провалился!
И кричит, и ревет, как медведь,
Я с Офелией хочу умереть!
Я того, кто с нею был, не прощаю,
Я того, кто с нею был, повстречаю!
Я его на дуэль позову,
На дуэли ему пасть я порву!

Не стерпел
Гамлет,
Заревел
Гамлет,
И на злого врага
Налетел
Гамлет!

Вот рапиры взяли в руки —
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
Фехтовали по науке —
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
Друг на друга — оп! — надвигаются!
Друг от друга — вжик! — разбегаются!

А Лаэрт-то не шутит!
Перед Гамлетом шпагой отравленной крутит.
Шпагу острую Гамлету в тело вонзает,
И в Гамлета яд попадает!

Гамлет даром, что принц, а не хнычет!
Он в Лаэрта шпажонкою тычет!

Подбегает он к врагу,
Шпагу подменяет
И ему на всем скаку
Сердце протыкает.

Сразу стали соперники корчиться:
Помирать-то, конечно, не хочется!

Вот Лаэрт лежит, преставляется,
Ну а Гамлет не унимается!

Умирая, холодея,
К королю он подскочил
И злодея,
И Клавдея
Острой сталью замочил!

Он пронзил его отравленной шпагою,
Как рулон с туалетной бумагою!

А Гертруда-то, Гертруда
Дорвалася до сосуда!
И глотает, и лакает
Ядовитое вино.
И не знает, и не знает,
Что отравлено оно!

Гамлет криком кричит:
«Ты не пей вина!»
А Гертруда молчит —
Умерла она.

Ах, отравлено вино,
Да-да-да!
Королеве не смешно,
С ней беда!..

И сказала скалка:
«Мне Гуртруду жалко».
И сказала чашка:
«Померла, бедняжка!»
И сказали ложки:
«Протянула ножки!»
И сказали утюги:
«Яд подсыпали враги!»

Много крови тут пролито...
Вызывайте Айболита!
Потому что Айболит
Всех героев исцелит!

Вдруг откуда ни возьмись —
Из-за плюшевых кулис,
Выбегает Айболит
И смеется, и кричит:
"Привет эльсиноровым жителям!"

И те, кто собрался уже умирать,
Вскочили и весело стали плясать!
"Да здравствуют, здравствуют все доктора!
Приехал, приехал! Ура! Ура!"

И бежит Айболит к королеве,
Операцию делает в чреве.

То-то рада, то-то рада
Королева, принца мать!
Нету яда, нету яда!
Можно прыгать и скакать!

И бежит Айболит за Полонием,
Исцеляет его благовонием.
Айболит в него касторку вливает,
И Полоний на глазах оживает!

А доктор Лаэрта украдкой
Угощает большой шоколадкой,
А Гамлета гоголем,
Гамлета моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем потчует!

А утонувшей Офелии
Отвязал он от ног две гантелии.
И развязная девица начинает шевелиться,
И пускает пузыри
Ти-ри-ри, ти-ри-ри!
Штуки три!
Вместе с Гамлетом Офелия пляшет
И тяжелыми гантелями машет!

И бежит Айболит к самозванцу,
И делает клизму поганцу.
И Гильденстерну,
И Розенкранцу,
И Фортинбранцу!

А для полного счастливого конца
Вызывает доктор призрака-отца!
Ухо ваткой прочищает,
С того света возвращает,
Папу за руку берет
И на трон его ведет!
«Я тебя освободил
И злодея исцелил.
А теперь, как говорится,
Предлагаю помириться!"

И с убийцей король побратались
И друзьями навеки остались!
И пошли они смеяться,
И плясать, и баловаться!
И смеются, и хохочут, заливаются,
Так, что в Дании дома сотрясаются!

И суровые стражники пляшут
И большими алебардами машут!

Бедный Йорик прикатился кувырком,
А за ним и все могильщики бегом!
И смеются, и хохочут,
Будто череп им щекочут!

Тут Горацио вприсядку пошел
И запрыгал, и запрыгал, как козел!
До софитов он подпрыгивает,
Добрым зрителям подмигивает:
«Ах вы зрители,
Вы ценители,
Вы в ладоши нам похлопать
Не хотите ли?!»

А какой-то режиссер-мужичок
По стаканам разливал коньячок.
Тара-ра, тара-ра!
Пляшет труппа до утра!
Нынче «Гамлета» в ТЮЗе
Поставили!

31.07.2014

Иллюстраторские техники. Ralph Steadman: тушь и перо.

Оригинал взят у rikki_t_tavi в Иллюстраторские техники. Ralph Steadman: тушь и перо.
Сегодня у нас будет очень необычная книга.
Alice in Wonderland. Illustrated by Ralph Steadman:


Стедман - известный британский карикатурист и при этом иллюстратор множества книг. У него совершенно сумасшедший стиль - с брызгами, кляксами и тщательно вырисованными деталями.
Рисунок пером и тушью - традиционная техника книжной иллюстрации. Эта техника часто используется для вполне реалистических иллюстраций, где штрихи передают движение и фактуру предметов. В рисунках Стедмана нет ничего традиционного, хотя он использует всю палитру приемов работы пером - от тончайшей штриховки до сплошной заливки, от почти чертежной точности до жирных штрихов с кляксами и брызгами.

У Алисы везде вот такие волосы - с великолепной уверенностью нарисованные тонкими линиями.
Collapse )
31.07.2014

МАРГАРИТА ТЕРЕХОВА "Сад ты мой больной и белый" Л ЛАТЫНИН

Оригинал взят у latynin в МАРГАРИТА ТЕРЕХОВА "Сад ты мой больной и белый" Л ЛАТЫНИН
Как замечательно Рита Терехова читает мое стихотворение "Сад ты мой больной и белый" в кинофильме "Расписание на послезавтра"





М.Тереховой

Сад ты мой, больной и белый,
Свет ты мой – на склоне дня.
Жест по-детски неумелый...
Вспоминай меня.

Двор. И выход в переулок.
Вечер долгий без огня.
Лес не прибран, гол и гулок...
Вспоминай меня.

Все неправедные речи.
Речка. Полынья –
Место нашей главной встречи...
Вспоминай меня.

Позабудешь – Бог с тобою,
Все у нас равно.
Опускаюсь с головою
В трезвое вино.

Ах, какая там удача
Среди бела дня –
Вечер. Снег. Чужая дача...
Вспоминай меня.

Что за сила мчит нас лихо,
В разны стороны гоня?
Еле слышно. Еле. Тихо.
Вспоминай меня.
31.07.2014

Иллюстраторские техники. Einar Turkowski : графитный карандаш

Оригинал взят у rikki_t_tavi в Иллюстраторские техники. Einar Turkowski : графитный карандаш
Einar Turkowski - молодой художник из Германии. Первая же его книга завоевала Гран-при на биенале детской иллюстрации в Братиславе. До этого момента немецкие художники не завоевывали победы в Братиславе в течение 28 лет.

У меня его книга "Было темно и странно тихо" во французском варианте. Все иллюстрации в ней нарисованы простым карандашом.



Виртуозная техника и буйная фантазия Эйнара создали странный и очень детальный мир. История там тоже странная и загадочная. К берегу пристает корабль и чужой человек поселяется в домике среди дюн. Местные жители шпионят за ним разными способами - следят в бинокли из укрытий, подсылают механические существа с микрофонами. А человек, оказывается, при помощи разных приспособлений ловит облака  и тучи.

Рисовал первую книгу Турковски три года,  извел за это время  четыре сотни графитных стержней. Рисует он механическими карандашами, с грифелями tm - средней мягкости, оттачивая их до острейшего состояния. Рисунки его состоят из слоев и слоев мельчайших штрихов. Тонкие линии, проведенные идеально ровно, очерчивают все части рисунка. А штриховка набирает  очень выразительную тональную гамму - от белого до практически черного.

В любви к проводам, нитям и шнурочкам он напоминает мне Ребекку Даутремер. Можно долго-долго разглядывать его механизмы со всеми  винтиками, переключателями, отверстиями, крючочками, защелками и стяжками. Я его книгу всегда смотрю с большой лупой, чтобы не пропустить никаких деталей.

 Вот этот корабль, обвешанный канатами и железяками.


Дом героя. На веревочках сушатся рыбы и механизмы.

Collapse )
31.07.2014

Стихи Орлуши

Ни кола, ни двора, ни друзей, ни родни.
Мы с тобою в России остались одни.
Гнутся крыши от веса сосулечных льдин.
Мы остались с тобою один на один.
Занавешены окна давно, чтобы нас
Не увидели страшные люди без глаз.
Перерезанный шнур не погасит экран,
Посыпающий солью зияние ран.
В каждом слове – зловещий кровавый кисель,
Заводных соловьёв ядовитая трель.
Никому не пиши, никому не звони,
Мы остались с тобою в России одни.
В дверь услышав звонок, открывать не спеши:
За тобою пришёл человек без души,
У него вместо мозга – густой холодец,
Как у всех сердобольных людей без сердец,
Изо рта – краснозвёздных идей перегар,
На холодном лице – черноморский загар,
Он готов на последний, решительный бой,
Сверлит двери глазок его глаз голубой.
Мы с тобою остались в России одни,
Не кукушка, а ворон считает нам дни,
Он добычею скорой считает твой глаз,
Как и всё, что останется скоро от нас.
К сожаленью, удел у страны – бестолков:
Быть лишь словом на форме плохих игроков,
А берёзам судьба – превратиться в муляж,
Лечь зелёными пятнами на камуфляж,
Чтобы мы, обитатели нашей страны,
Были миру на фоне страны не видны.
Я болею душой, я по праздникам пьян,
Как любой из живущих вокруг «россиян»,
Но довольно давно уже в дней пустоте
Стали гости не те, да и тосты не те.
Иногда даже некому руку пожать,
А ведь мне с ними рядом в могиле лежать,
Среди тех, кто поёт под шуршанье знамён
Есть хозяева милых мне с детства имён,
Но в последние дни изменились они.
Мы с тобою в России остались одни…
Совершенно, похоже, лишились ума
Лжевладимир, лжесуздаль и лжебугульма.
Через сотни наполненных скрепами клизм
В нас качают лжеверу и патриотизм.
Между рёбрами ноет, инфарктом грозя,
И остаться невмочь, и уехать нельзя.
И уехать нельзя, и остаться невмочь.
Прочь отсюда? Но где эта самая «прочь»?
Мы останемся здесь, но секрет сохрани:
Мы с тобою в России остались одни.
2011

Афоризмы

БЛЕСТЯЩИЕ АФОРИЗМЫ ЯНИНЫ ИПОХОРСКОЙ

Польская художница, журналистка, писательница и переводчик Янина Ипохорская была сооснователем журнала «Пшекруй» (Przekrój), известного своими подборками афоризмов далеко за пределами Польши.

Три вещи не прощаются женщинам. Но никто не знает, какие и почему.

Посвяти своим огорчениям полчаса ежедневно и используй эти полчаса, чтобы вздремнуть.

В жизни мужчины есть два периода, когда он совершенно не понимает женщину: до свадьбы и после.

Если заурядная женщина и заурядный мужчина считают друг друга незаурядными — это любовь.

Если женщина говорит больше обычного, значит, что-то от тебя скрывает.

Даже самый суеверный человек не откажется от тринадцатой зарплаты.

Умные люди знают, что можно верить лишь половине того, что нам говорят. Но только очень умные знают, какой именно половине.

Мужчины только делают вид, будто не понимают женщин. Это им дешевле обходится.

Мальчик становится совершенно несносным, когда приближается к пятидесяти годам.

Молодую женщину подстерегают тысячи опасностей, но только несколько из них доставляют настоящее удовольствие.

Если женщина признается тебе в своем возрасте, значит, она уже из него вышла.

Когда ты наконец весишь ровно столько, сколько тебе хотелось бы весить, хочется разместить этот вес по-другому.

Женщинам карьера дается труднее, ведь у них нет жены, которая толкала бы их вперед.

Что невозможно скрыть, хотя бы припудри.

Судьба не дарит, а только одалживает.

Чтобы выглядеть как богиня, нужно 20 минут. Но чтобы выглядеть естественно, нужно 3 часа.

Купите собаку. Это единственный способ купить любовь за деньги.

Если вы видите трезвого Деда Мороза, то, скорее всего, это — Санта-Клаус.

Если ты скажешь девушке, что она красивее всех на свете, она может тебе не поверить. Но если ты скажешь, что она красивее Зоси, Яди, Хеленки и Баси, — она поверит мгновенно.

Самое большое влияние на человечество оказали книги, которых почти никто не читал.

Девушки, которые знают орфографию действительно хорошо, не носят слишком коротких юбок.

Недостатки характера надо уметь носить.

Мужчины даже не представляют, скольким они обязаны женскому воображению.

Диплом учебного заведения: документ, удостоверяющий, что у тебя был шанс чему-нибудь научиться.

Женщины, как дети, любят говорить «нет». Мужчины, как дети, принимают это всерьез.

Посмотрите на портреты всех великих философов и попробуйте после этого отрицать, что мышление старит!

Если беседуют двое мужчин, они говорят о себе. Если беседуют две женщины, они говорят о третьей.

Мало встать рано утром, надо ещё перестать спать.

Источник: adme.ru
2011

Трудно быть богом. Блюз благородного дона.

Оригинал взят у luckyed в Трудно быть богом. Блюз благородного дона.
                                   
                                            У каждого века - своё средневековье
                                                                   Станислав Ежи Лец
                           
Посмотрел, "всё зная заранее". Только ленивый не обругал фильм, недоуменно пожимая плечами.
Большинство критических отзывов напоминало репортажи с соревнований по плаванию. Кто из зрителей дольше продержался в болотном дерьме Арканара?
Оставив позади захлебнувшихся в нечистотах и выбывших из заплыва на первых минутах, постараюсь разобраться хотя бы в собственных мыслях. Отзывы приятия и восхищения одинокими островками возвышаются среди бурных волн непримиримости с побелевшими от непонимания барашками.
Среди безусловно признавших в "Трудно быть богом" шедевр любимый мой писатель Умберто Эко.
Один из первых зрителей картины, он написал об этом эссе, где предупреждает:
"Трудно быть богом, но трудно и быть зрителем — в случае этого лютого фильма Германа."
"Приятного вам путешествия в ад. В сравнении с Германом фильмы Квентина Тарантино — это Уолт Дисней."
Не в силах "объять необъятное" и охватить всё единым взглядом, в своих суждениях буду фрагментарен.

     
Collapse )
2011

Алиса Лидделл

Оригинал взят у olgado в Алиса Лидделл
4-го мая 1852 -го года, в Англии, в семействе Лидделлов появилась на свет девочка Алиса. Ей суждено было войти в историю в качестве прототипа Алисы в Стране чудес — героини сказки, созданной Льюисом Кэрроллом (литературный псевдоним математика Чарльза Лютвиджа Доджсона). Алиса Лидделл была четвёртым ребёнком Генри Лидделла - филолога-классика, декана одного из колледжей в Оксфорде и соавтора знаменитого греческого словаря «Лидделл-Скотт», - и его жены Лорины Ханны Лидделл. Родители долго выбирали имя для малышки. Остановились на Алисе, посчитав это имя более подходящим. У Алисы были два старших брата - Гарри и Артур, которые погибли от скарлатины в 1853 году, старшая сестра Лорина и ещё шесть младших братьев и сестёр. С младшей Эдит Алиса была очень близка. Лорина и Эдит выведены в качестве второстепенных персонажей в «Алисе в Стране чудес».





Collapse )
2011

Дмитрий Быков о Евгении Шварце

Оригинал взят у philologist в Дмитрий Быков о Евгении Шварце
Оригинал взят у kozatchenko в «Дилетант» № 1 :: январь 2013 г.
via roza_movo



ЕВГЕНИЙ ШВАРЦ


1


Как все гении, Евгений Шварц оставил нам точное самоописание, и даже не одно. Первое — ставший знаменитым с его легкой руки оксюморон «Обыкновенное чудо»: в его сказках не происходит почти ничего собственно чудесного. Больше того — он старается спрятать чудеса за сцену или над сценой: никто не видит, как Ланцелот побеждает Дракона. Этого быть не может, и лучше этого даже не воображать. В «Золушке», «Дон-Кихоте» и самом «Обыкновенном чуде» нет почти ничего волшебного — в «Чуде» даже Волшебник почти не творит чудес, если не считать марширующих цыплят с усами.

Шварц — такое же простое и очевидное чудо, как его герои, как его язык, как простые реплики его пьес, заставляющие блаженно рыдать; его тридцатилетнее творчество, его шестидесятидвухлетнее присутствие среди нас, его советских соотечественников,— непредставимо, ему неоткуда было взяться. А с другой стороны — что может быть естественней, чем сказочник в аду? Где еще быть святому, как не на передовой в борьбе добра со злом? Шварца нельзя себе представить в советском социуме — но что может быть естественней, органичней, чем его улыбка, чем его воздушно-толстая, легкая, похожая на шар Монгольфьера широкая фигура?

Невозможно представить себе, что кто-то в 1938 году в СССР написал «Снежную королеву». Но теперь представьте себе, что этой пьесы когда-то не было. Ведь этого не может быть, да? Ведь без нее мы все были бы не мы? Ведь без сочинений этого сказочника, вечно числившегося маргиналом, существовавшего словно из милости — несколько поколений выросли бы другими; из драматургов XX века никто так не повлиял на зрителя! Кто во времена Погодина, Арбузова, Корнейчука мог допустить всерьез, что этот автор шести сказочных пьес будет самым цитируемым театральным писателем своего времени, что его реплики разойдутся на пословицы, что его будут ставить всегда, а титулованных современников забудут, как и звали? Но вот поди ж ты — Шварц, которого при перечислении главных драматургов СССР читатели вспомнили бы в последнюю очередь, оказался единственным из современников, чье искусство живо и победительно. Чудо? Да. Обыкновенное? Проще не бывает.

Collapse )