March 29th, 2012

31.07.2014

Как это было

Оригинал взят у asotnik в Как это было
Оригинал взят у sanna2010 в Как это было
Оригинал взят у sx888 в Как это было
Оригинал взят у avmalgin в Как это было


16 августа 1999 года Владимир Путин был назначен Председателем Правительства Российской Федерации. В этот день началась активная фаза операции по его продвижению на пост президента.

4 сентября в Буйнакске начиненный взрывчаткой грузовик взорвался у жилого дома и унес жизни 64 человек, в том числе 23 детей.

8 сентября был взорван девятиэтажный жилой дом на улице Гурьянова. Погибли ровно 100 человек, сотни получили ранения.

На 13 сентября правительство Путина назначило день траура по погибшим при взрывах в Буйнакске и на улице Гурьянова. Однако в этот день с утра был взорван жилой дом на Каширском шоссе. 124 человека — погибли.

16 сентября в городе Волгодонске Ростовской области произошел еще один взрыв. Взлетел на воздух припаркованный у жилого дома грузовик. Взрыв унес 19 жизней.

О том, что к взрывам причастны выходцы с Кавказа, СМИ начинали сообщать уже через несколько часов после трагедий. И возможно, дома продолжали бы взрываться по всей стране, если бы не осечка, произошедшая 22 сентября в Рязани.

Вспомним, что было в Рязани. Оставим только факты. В 21.15 в Дашково-Песочнинское отделение Октябрьского РОВД позвонил водитель футбольного клуба «Спартак» Алексей Картофельников — житель дома № 14/16 по улице Новоселов. Дом как дом, одноподъездная двенадцатиэтажка, построенная более двадцати лет назад.

Короче, гражданин Картофельников сообщил, что десять минут назад видел у подъезда своего дома «Жигули» пятой или седьмой модели белого цвета с московскими номерами Т 534 ВТ 77 RUS. Из машины вышли мужчина и молодая женщина (за рулем остался еще один человек), мужчина и женщина спустились в подвал и через некоторое время вернулись. После чего машина подъехала вплотную к подвальной двери, и все трое стали перетаскивать внутрь какие-то мешки. Один из мужчин был с усами. Женщина была в тренировочном костюме. Затем троица села в машину и уехала.

«Эти белые «Жигули-семерку» я увидел, когда шел из гаража,— вспоминал позже Картофельников, когда его стали осаждать местные журналисты с вопросами. — По профессиональной привычке обратил внимание на номера. Вижу — на них номер региона заклеен бумагой, а на ней — рязанская серия 62. Побежал домой — в милицию звонить. Набрал 02, а там мне с такой ленцой отвечают: звони по такому-то телефону. Звоню туда — занято. Минут десять номер набирал, пока дозвонился. За это время террористы успели мешки в подвал занести и детонаторы поставить. ...Если бы я сразу дозвонился до милиции... террористов задержали бы прямо в машине».

Приехавшие в 21.58 по московскому времени сотрудники милиции под командой прапорщика милиции Андрея Чернышева обнаружили в подвале жилого 77-квартирного дома три 50-килограммовых мешка из-под сахара. Чернышев, первым вошедший в заминированный подвал, вспоминает: «Около десяти поступил сигнал от дежурного: в доме на улице Новоселов, 14/16, видели выходящих из подвала подозрительных людей. Возле дома нас встретила девушка, которая и рассказала о человеке, вышедшем из подвала и уехавшем на машине с заклеенными номерами. Одного милиционера я оставил у подъезда, а с другим спустился в подвал. Подвал в этом доме глубокий и полностью залит водой. Единственное сухое место — маленький закуточек, такой каменный чулан. Посветили фонариком — а там несколько мешков из-под сахара, сложенных штабелем. Верхний мешок надрезан, и виднеется какое-то электронное устройство: провода, обмотанные изолентой, часы... Конечно, с нами сразу шок небольшой был. Выбежали из подвала, я остался охранять вход, а ребята пошли жителей эвакуировать. Минут через пятнадцать подошло подкрепление, приехало начальство из УВД. Мешки с взрывчаткой доставали сотрудники МЧС в присутствии представителей ФСБ. Конечно, после того как наши взрывотехники их обезвредили. Никто не сомневался, что ситуация была боевая».Collapse )

31.07.2014

(no subject)

Андрей Бильжо "Еще один случай из моей психиатрической практики"

Один случай из моей психиатрической практики
Второй случай.
В психиатрии, особенно клинической, связанной с наукой, было принято писать большие истории болезни. Описывать надо было всю жизнь человека и характерные особенности его близких и даже дальних родственников. Я уже где-то рассказывал, что писал я ручкой с чернилами, чтобы не было т.н. писчего спазма. Шариковой ручкой приходилось сильно давить на бумагу, отчего уставали пальцы. Чернильной ручкой я пишу до сих пор. Ей же и рисую свои картинки.
Больного, т.е. пациента, так будет корректнее, мне дали очень сложного. Никто не мог разобраться в том, что с ним происходит. Ни один из профессоров. Дали мне его не потому, что я, ординатор первого года был таким умным. А чтобы я написал большую подробную клиническую истории болезни и доложил, в психиатрии говорили: «показал пациента психиатрическим звездам».

Читать дальше